Налоговые риски и необоснованная налоговая выгода

Налоговые риски и необоснованная налоговая выгода

Журнал «Финансовый директор»

Налоговые риски представляют собой риски неблагоприятных для предприятия налоговых последствий, к которым относятся, в том числе:

назначение налоговой проверки;

различные доначисления (налоги, пени, штрафы), произведенные налоговой службой на основе как камеральной, так и выездной налоговой проверки;

приостановление операций по банковскому счету.

При этом стоит отметить, что помимо понятия «налоговые риски» существует понятие «налоговой выгоды», то есть, согласно п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, «уменьшение размера налоговой обязанности вследствие в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета».

Таким образом, в ряде случаев налоговые органы могут выражать сомнение в обоснованности налоговой выгоды, что является, по сути, еще одним налоговым риском.

Приказом от 30 мая 2007 г. № ММ-3-06/333@ (в ред. от 10.05.2012 № ММВ-7-2/297@) установлен общедоступный список критериев, используя который предприятия могут самостоятельно провести оценку налоговых рисков.

Рассмотрим финансово-хозяйственные операции (действия) предприятия, которые налоговые органы относят к операциям с высоким налоговым риском в связи с возможностью получения необоснованной налоговой выгоды:

  • Отсутствие должной осмотрительности в выборе контрагентов
  • Оформление сотрудников как ИП с соответствующим заключением гражданско-правовых договоров с ними
  • Использование офшорных компаний и офшорных схем
  • Применение схем «дробления» бизнеса
  • «Аренда» персонала
  • Трансфертное ценообразование (ТЦО).

Стоит также отметить, принятие Госдумой в третьем чтении законопроекта № 529775-6 о необоснованной налоговой выгоде. Законопроект уже поступил в Совет Федерации. Налоговый Кодекс РФ дополняется статьей 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению», которая запретит уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения.

Отсутствие должной осмотрительности в выборе контрагентов

Работа предприятия с поставщиками зачастую подвержена особо пристальному вниманию налоговых органов. В последнее время выявление необоснованной налоговой выгоды в операциях с контрагентами стало, пожалуй, ключевой задачей налоговиков.

Отметим, что в совместном Письме Минфина и ФНС России от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@ рассматриваются такие признаки должной осмотрительности, как:

  • наличие личных контактов руководителей контрагента при обсуждении условий поставок и подписании договоров;
  • наличие документов, подтверждающих полномочия руководителей контрагента, а также копий паспортов или иных удостоверяющих личность документов;
  • наличие информации о фактическом месте нахождения контрагента, его производственных, торговых помещений, складов или офиса;
  • наличие информации об источниках сведений о контрагенте (как находящихся в открытом доступе, так и, например, рекомендаций третьих лиц) и так далее.

Наличие же следующих признаков свидетельствует о высокой степени риска классификации контрагента в качестве «проблемного», а значит, операции с ним могут быть признаны сомнительными и подлежать особо тщательной проверке:

  • содержание в договорах условий, отличных от устоявшегося делового оборота;
  • отсутствие очевидных свидетельств того, что контрагенту под силу выполнить условия договора с учетом сроков его выполнения, а также свидетельств наличия у контрагента необходимых ресурсов;
  • рост задолженности без прекращения поставки товаров, проведения работ, оказания услуг;
  • отсутствие реальных действий по взысканию задолженности – в случае ее наличия;
  • выдача займов без обеспечения;
  • отсутствие экономического обоснования целесообразности сделки и др.

В ходе проверок предприятия налоговые органы могут запросить:

  • документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбора контрагентов;
  • деловую переписку с контрагентом;
  • иные документы, определившие выбор контрагента.

При отсутствии обосновывающих документов контрагент может быть признан подконтрольным налогоплательщику, что приведет к возникновению налоговых рисков доначисления налогов по сделкам с ним.

По данному вопросу имеется значительное число судебных разбирательств между налоговыми органами и предприятиями с выводами далеко не всегда в пользу последних.

Оформление сотрудников как ИП с соответствующим заключением гражданско-правовых договоров с ними

Распространенным случаем действующей практики является оформление работодателем сотрудников в качестве индивидуальных предпринимателей (ИП) с заключением с ними вместо трудовых – гражданско-правовых договоров о возмездном оказании услуг. Возникновение налоговой выгоды (избежание обязанностей налогового агента по НДФЛ и снижение размера страховых взносов) в данном случае не подлежит сомнению.

При выявлении подобных схем налоговики переквалифицируют гражданско-правовые отношения в трудовые, предлагая соответствующие корректировки по НДФЛ.

Что касается арбитражной практики, она по подобным спорам неоднозначна.

Использование офшорных компаний и офшорных схем

Использование офшорных схем перечисления денежных средств привлекает внимание налоговых органов, и в случае наличия среди контрагентов компании офшоров существенно возрастают налоговые риски.

Применение схем «дробления» бизнеса

В случае разделения («дробления») бизнеса, если налоговые органы признают такое разделение формальным, возникают налоговые риски.

И хотя само по себе «дробление» бизнеса не противоречит закону, неправомерным признается разделение с целью получения налоговой выгоды, которая не считается самостоятельной деловой целью. Впрочем, споры по данному вопросу не утихают, хотя налоговым органам часто удается найти доказательства отсутствия хозяйственной потребности в разделении.

В этом случае рассматриваются следующие признаки:

  • выделение из одного предприятия других подконтрольных фирм, которые будут работать на других более льготных системах налогообложения;
  • предприятия будут взаимосвязанными лицами;
  • отсутствует деловая целесообразность такого разделения;
  • фактическая организация бизнеса не изменилась после разделения и др.

Стоит, однако, отметить, что по данному виду рисков имеются судебные споры, не всегда решенные в пользу налогоплательщика (например, Письмо ФНС от 19.01.2016 № ССА-4-7/465@).

Налоговые риски могут возникнуть при аренде персонала, если отсутствует необходимость в привлечении работников, либо если отсутствует необходимое документальное подтверждение их участия. Налоговый риск в данном случае повышается, если:

  • имело ли место привлечение одних и тех же работников как по трудовому договору, так и по договору найма персонала;
  • фактически привлеченные работники по своей квалификации и опыту соответствуют тем параметрам, которые заложены в договоре найма персонала;
  • имеющаяся в организации документация позволяет подтвердить реальное участие полученных в «аренду» работников в деятельности организации;
  • расходы на аренду персонала соразмерны тем выплатам, которые производились бы в случае оформления трудовых отношений.

Трансфертное ценообразование (ТЦО)

Ранее Налоговой кодекс РФ содержал всего одну статью, посвященную тому, что теперь называется «Трансфертное ценообразование» – ст. 40. Она содержала определение операций между взаимозависимыми компаниями, в которых стороны могут самостоятельно завысить или занизить цены операций (для целей минимизации налогов).

В дальнейшем налоговые органы приняли решение о необходимости приведения таких операций к мировой практике – Международным положениям о ТЦО. Так появилась гл. 14.1 НК РФ.

Трансфертное ценообразование – это процесс ценообразования между компаниями, которые являются или могут быть признаны взаимозависимыми. Трансфертные цены позволяют перераспределять общую прибыль группы лиц в пользу лиц, находящихся в государствах с более низкими налогами, а значит, ведут к получению необоснованной налоговой выгоды.

По вопросу ТЦО судебная практика в России неоднозначна. Зачастую налоговые органы применяют правила по предотвращению необоснованной налоговой выгоды и используют ТЦО-инструментарий даже в случаях, когда сделки формально не подпадают под ТЦО-регулирование, например, внутрироссийские сделки, не превышающие установленный законодательством «порог» в один миллиард рублей.

Рассмотренные в настоящей статье признаки получения необоснованной налоговой выгоды не исчерпывают всего разнообразия в меняющейся динамике трактовок законодательства налоговыми органами. В то же время перечислена большая часть значимых налоговых рисков, знание которых поможет в принятии бизнес-решений.

Источник: Пресс-центр АКГ «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ», Журнал «Финансовый директор»

Ирина Дудкина, Ведущий специалист Департамента правового и налогового консалтинга, 12.09.2017

Ведущий специалист Департамента правового и налогового консалтинга

Другие публикации автора

Адрес: 127015, г. Москва, ул. Вятская, д. 70

Необоснованная выгода: как компании злоупотребляют налогами

В этом году Госдума вернулась к рассмотрению законопроекта о необоснованной налоговой выгоде. Институт необоснованной налоговой выгоды представляет собой основной инструмент борьбы с различными злоупотреблениями, целью которых является уклонение от уплаты налогов. При принятии Налогового кодекса РФ в 1998 году положения о запрете злоупотребления не были в него включены. Это привело к появлению огромного количества схем уклонения от уплаты налогов. В период с 1998 по 2006 годы налоговые органы и суды самостоятельно вырабатывали критерии недобросовестности налогоплательщиков.

Законопроект о необоснованной налоговой выгоде был внесен в Государственную Думу в мае 2014 года и за прошедшие три года вызвал огромное количество дискуссий. Обычно изменения законодательства основаны на сложившейся судебной практике. Однако данный законопроект весьма далек от концепции, сформированной судебной практикой. Проанализируем основные различия.

Критерии злоупотребления правом

Действия налогоплательщиков, направленные на уклонение от уплаты налогов, обычно выражаются в следующем:

  • одну сделку выдают за другую, или осуществляют операции, которые не имеют бизнес-цели и нужны только для того, чтобы сэкономить на налогах;
  • отражают в учете операции, которые в реальности не осуществлялись (например, поставка товара, который никогда не производился и не существует).

Так, например, по делу ООО «Яндекс» (№А40-60516/2016) налоговая инспекция установила, что налогоплательщик использовал фирмы-однодневки для создания фиктивного документооборота. Эти организации были зарегистрированы на подставных лиц, у них не было сотрудников, их якобы «клиенты» опровергли факт сотрудничества с ними. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций согласились с доводами налогового органа и признали доначисление налогов в сумме более 194 миллионов рублей обоснованным.

Законопроект запрещает операции, основной целью которых является уклонение от уплаты налогов. При этом он не содержит четких критериев для оценки действий налогоплательщика. В результате возникает риск того, что налоговые органы будут оспаривать сделки, по которым налогоплательщик обоснованно сэкономил на налогах. Поэтому в законопроект необходимо внести положения, позволяющие разграничить уклонение от уплаты налогов и законную налоговую оптимизацию.

При уклонении от уплаты налогов часто используют фиктивные документы (например, счета-фактуры, подписанные неуполномоченными лицами вместо поставщика). Однако суды не рассматривают этот факт в качестве самостоятельного основания для признания налоговой выгоды необоснованной. Они проверяют наличие совокупности признаков, указанных в Постановлении №53. Так, например, в деле управляющей компании ДЦ «Москва-сити» (№ А40-120736/2015) налоговые инспекторы посчитали, что первичные документы были подписаны неустановленными лицами. Верховный суд РФ указал, что этого недостаточно для признания налоговой выгоды необоснованной, поскольку контрагенты компании действительно выполняли работы по уборке территории.

В отличие от Постановления №53 законопроект предлагает очень формальный подход к оценке документов. Например, счета-фактуры, которые подписаны неуполномоченным лицом, нельзя принять к учету. Если бы по делу управляющей компании суд применял НК РФ в редакции законопроекта, компании пришлось бы заплатить недоимку.

Суды по-разному оценивают операции, совершенные недобросовестными налогоплательщиками. Фиктивные операции не подлежат учету, а операции, которые были совершены, чтобы прикрыть другую сделку, квалифицируются в соответствии с их реальным экономическим содержанием. Проект закона предусматривает, что в случае злоупотреблений со стороны налогоплательщика совершенные им операции в любом случае не учитываются для целей налогообложения. Это может привести к необоснованному доначислению налогов в ситуации, когда налоговая база должна быть скорректирована в соответствии с экономическим смыслом операции.

Согласно Постановлению №53 налоговая выгода признается необоснованной только если налогоплательщик не проверил своего контрагента и ему должно было быть известно о недобросовестности такого контрагента. Так, в деле ООО «Аквапарк» (№ А32-2277/2015) налоговая инспекция ссылалась на то, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду при совершении сделок с аффилированными компаниям. Однако Верховный суд посчитал, что этого недостаточно для признания налоговой выгоды необоснованной, а налоговый орган не доказал наличие сговора с аффилированными лицами. После принятия законопроекта решение было бы уже не в пользу ООО «Аквапарк». В нем концепция должной осмотрительности вообще отсутствует. Компании пришлось бы заплатить недоимку независимо от того, знала ли она о допущенных ее контрагентами нарушениях или нет.

Таким образом, выработанный судебной практикой поход является более сбалансированным и учитывает интересы налогоплательщиков. Законопроект создаст возможности для злоупотребления со стороны налоговых органов и предъявления необоснованных претензий к добросовестным налогоплательщикам. Будем надеяться, что законодатель все же учтет подходы, отраженные в Постановлении №53, и внесет в законопроект соответствующие поправки.

Признание судами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды

Признание судами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды — тема, которая в последнее время становится все более актуальной. Рассмотрим, почему так происходит и как не довести дело до суда в случае претензий налоговых органов.

Налоги составляют достаточно большую долю расходов налогоплательщиков, и коммерсанты, знающие цену деньгам, стараются сократить их объем, так же как и любые другие затраты.

Законопослушный налогоплательщик, соблюдающий требования НК РФ, при этом пойдет по пути оптимизации, т. е. сделает, например, следующее:

  • создаст наиболее приемлемую структуру бизнеса;
  • подберет оптимальную систему налогообложения;
  • поищет разумный баланс между доходами и расходами;
  • воспользуется системой существующих льгот;
  • сделает удобный для себя выбор, устанавливая положения учетной политики;
  • использует территориальные преимущества продажи;
  • будет работать с поставщиками, ценовая политика которых отвечает задачам имеющегося бизнеса;
  • воспользуется законной возможностью замены юридического смысла операции при сохранении ее результата.

Вместе с тем не секрет, что в целях снижения налогового бремени налогоплательщики прибегают и к незаконным способам, таким, например, как:

  • отражение неполного оборота от реализации;
  • сокрытие части реально выплачиваемой зарплаты;
  • использование фиктивных документов, оформленных от имени фирм-однодневок, по расходам, которые фактически не имели места;
  • оформление документов через промежуточных (часто родственных) лиц для завышения стоимости поставки в свой адрес;
  • совершение по сговору с контрагентом операций, имеющих экономический смысл, явно отличающийся от действительного.

В последние годы государство, одним из основных источников средств для которого являются налоговые поступления, и налоговые органы, уполномоченные им на сбор налогов, начали активнее принимать меры, способствующие обеспечению полноценных поступлений в бюджет:

  • обнародованы признаки недобросовестных налогоплательщиков и ряд схем ухода от налогов, применяемых ими;
  • увеличилось количество уголовных дел, связанных с раскрытием схем незаконного возмещения НДС;
  • расширены полномочия налоговых органов в части проверочных мероприятий.

Осуществляя контроль за правильностью начисления налогов, ИФНС выявляет:

  • ошибки в их расчете — либо технические, либо связанные с неправильным применением норм законодательства, что чаще всего имеет место у законопослушных налогоплательщиков;
  • признаки использования незаконных способов, что при наличии серьезной доказательной базы может повлечь за собой крайне негативные последствия для налогоплательщика, нарушающего законодательство.

Добросовестным считается налогоплательщик, имеющий хорошую репутацию у налоговых органов в отношении исполнения им обязанностей, которые предусмотрены НК РФ, а именно тот, кто:

  • в целях снижения суммы уплачиваемых налогов использует только законно установленные способы;
  • вовремя и в полном объеме уплачивает налоговые платежи;
  • сдает в срок всю необходимую отчетность;
  • своевременно и полно отвечает на запросы налоговых органов;
  • беспрепятственно предоставляет доступ к информации, необходимой для налогового контроля.

В целях защиты этой репутации НК РФ предусматривает следующее:

  • добросовестность налогоплательщика не ставится под сомнение, если нет доказательств обратного (п. 6 ст. 108 НК РФ);
  • в ситуациях, недостаточно четко прописанных в нормативных актах, приоритет отдается позиции налогоплательщика (п. 7 ст. 3 НК РФ);
  • налогоплательщик имеет право не только на подачу возражений в ИФНС, но и на обжалование ее действий и решений в вышестоящих налоговых органах и суде (пп. 1 и 2 ст. 138 НК РФ).

Что понимается под необоснованной налоговой выгодой

Основополагающим документом, посвященным вопросам налоговой выгоды, является постановление пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, в котором дается 2 определения этого понятия:

  • обоснованная налоговая выгода — снижение налоговых обязательств в результате экономически оправданных действий налогоплательщика, направленных на уменьшение налогов путем законодательно установленных способов (применение льгот, вычетов, пониженных ставок, целесообразность затрат);
  • необоснованная налоговая выгода — снижение налогового бремени с применением законодательно запрещенных способов или экономически неоправданных действий (нереальность операций, подмена их содержания, неоправданность затрат, работа с сомнительными контрагентами).

Необоснованность налоговой выгоды устанавливается по совокупности обстоятельств, сопровождающих факты ее получения, и должна быть доказана документально. Например, могут быть установлены факты прямого нарушения закона (сокрытие выручки, искусственное завышение затрат, выплата зарплаты в конвертах) или подтверждено, что налогоплательщику было известно:

  • о сомнительности контрагента (письмо ФНС России от 11.02.2010 № 3-7-07/84);
  • отсутствии связи осуществленных операций с реальной экономической целью деятельности (пп. 3 и 4 постановления № 53, постановление президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12093/11);
  • фиктивности документов, оформленных на несуществующую сделку или сделку, подменяющую собой реально осуществленную (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 28.09.2010 № А28-18725/2009, Северо-Западного округа от 16.08.2013 № А81-3642/2012);
  • невозможности выполнения контрагентом операций, отраженных в документах (постановление ФАС Московского округа от 16.04.2010 № КА-А40/3371-10);
  • наличии в цепочке поставщиков фирм-однодневок (письмо ФНС России от 24.07.2015 № ЕД-4-2/13005@).

Таким образом, немаловажное значение для оценки необоснованности налоговой выгоды приобретает собственная осмотрительность и осторожность налогоплательщика (п. 10 постановления № 53).

Какие признаки свидетельствуют о недобросовестности

Получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды не всегда очевидно для проверяющих. Но есть ряд факторов, свидетельствующих о том, что она может иметь место, и эти факторы привлекут более пристальное внимание к налогоплательщику при проверке.

Часть из них содержит п. 6 постановления № 53:

  • небольшой срок существования налогоплательщика;
  • признаки взаимозависимости с контрагентом;
  • отклонение условий совершения сделки от обычных;
  • привлечение посредников;
  • нестандартность платежных операций;
  • наличие налоговых правонарушений.

Другие признаки недобросовестности приведены в действующей редакции приказа ФНС России от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@, содержащего перечень критериев для самостоятельной оценки налогоплательщиками рисков проведения у них выездных налоговых проверок. К ним относятся:

  • низкий уровень налоговой нагрузки и рентабельности;
  • высокая доля расходов, появление в отчетности убытков;
  • низкий уровень заработной платы по сравнению со среднеотраслевыми показателями;
  • наличие риска выхода за пределы ограничений, установленных для применения спецрежимов;
  • неоправданное взаимодействие с контрагентами через цепочку промежуточных лиц;
  • частая смена места постановки на налоговый учет;
  • непредставление документов и пояснений по запросам ИФНС, нарушение сроков хранения документов;
  • высокий налоговый риск при осуществлении операций.

Количественные показатели ряда этих критериев, на которые надо ориентироваться налогоплательщику, приведены в приложениях 2–4 к приказу № ММ-3-06/333@.

Отдельно в данном документе подробно перечислены показатели высокого налогового риска (п. 12 приложения 2) и описан ряд схем получения необоснованной налоговой выгоды (приложение б/н).

О высоком налоговом риске, в частности, свидетельствуют:

Для снижения риска проведения выездной налоговой проверки ФНС России рекомендует налогоплательщикам не учитывать вызывающие сомнение операции при расчете налогов. Очевидно, что игнорирование вышеприведенных критериев будет свидетельствовать о неосмотрительности и неосторожности налогоплательщика. Хотя прямые претензии к нему будут предъявлены только в том случае, если он знал о нарушениях, допускаемых контрагентом (письма ФНС России от 24.05.2011 № СА-4-9/8250, от 17.10.2012 № АС-4-2/17710).

Обязанность по сбору доказательств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика и получении им необоснованной налоговой выгоды, ложится на ИФНС (п. 6 ст. 108 НК РФ). Подход в каждом конкретном случае будет сугубо индивидуальным, и источники данных, как и при проведении проверок, могут использоваться самые разные, но факты должны быть убедительными (письмо ФНС России от 24.05.2011 № СА-4-9/8250).

Растущее количество писем ФНС России, направляемых ею для применения при проведении налоговых проверок, и существующая судебная практика с решениями в пользу ИФНС говорят о том, что сбор таких доказательств проводится налоговыми органами все более успешно:

  • в письме ФНС России от 31.10.2013 № СА-4-9/19592 приведен ряд схем минимизации налогов, даны ссылки на почти 150 дел по необоснованной налоговой выгоде, рассмотренных судами в течение 9 месяцев 2013 года, решение по которым было принято в пользу ИФНС;
  • в письме ФНС России от 17.07.2015 № СА-4-7/12693@ приведен обзор спешных судебных решений, вынесенных за 2014 год и 1-ю половину 2015 года, в том числе 7 дел по необоснованной налоговой выгоде.

В качестве доказательств принимаются:

Примеры последних судебных решений в пользу ИФНС

  1. Постановление ФАС Поволжского округа от 14.04.2015 № А55-18501/2013. Путем сверки заводских номеров оборудования доказана невозможность его приобретения у лица, фактически указанного в документах. Также не подтверждена реальность транспортировки, разгрузки и установки оборудования.
  2. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.05.2015 № А63-643/2013. Налогоплательщик учел в расходах агентское вознаграждение, которое не было отражено агентом в доходах. Кроме того, размер вознаграждения определялся произвольно, а не в соответствии с условиями договора, и по рассматриваемой сделке существенно превышал стоимость реализованного через агента товара.
  3. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.09.2015 № А26-7732/2014. Фирма, работающая на УСН, с целью невыхода за допустимый для этого режима предел дохода переквалифицировала полученную предоплату за услуги в договор беспроцентного займа, изменив исходное назначение платежа в платежном документе.
  4. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.09.2015 № А26-6748/2014. Под видом вклада в УК фактически проведена продажа товара, которая оказалась оплаченной через цепочку контрагентов путем взаимозачета. При этом увеличение вклада в УК не имело смысла, т. к. фирма, в которую делался вклад, фактически не осуществляла деятельность.
  5. Постановление ФАС Московского округа от 25.09.2015 № А40-141627/2014. Сумма полученного от банка кредита в тот же день была перечислена налогоплательщиком этому же банку в оплату за ценные бумаги, которые через несколько дней вернулись в банк через цепочку юрлиц. Неправомерным признан учет налогоплательщиком в расходах по налогу на прибыль процентов по кредиту на фоне взаимозависимости лиц и несоблюдения цели расходования кредитных сумм (на покупку ОС).

Безусловно, можно. Налогоплательщику, в отношении которого проводится проверка, необходимо быть готовым дать ИФНС исчерпывающие пояснения по всем вопросам, относящимся к предмету проверки. Весьма вероятно, что претензии проверяющих будут сняты еще до составления акта или принятия решения по проверке.

Если вопросы возникли в ходе камеральной проверки и они дали налогоплательщику возможность увидеть свою ошибку в расчете налога, возможно, разумнее будет сдать уточненную декларацию.

Если же убедить представителей ИФНС не удалось, налогоплательщик вправе обратиться в суд, самостоятельно подготовив для этого все необходимые доказательства своей правоты. Есть большая вероятность того, что суды оценят обстоятельства дела по-другому. Подтверждением тому является немалое количество судебных решений в пользу налогоплательщика.

Примеры последних судебных решений в пользу налогоплательщиков

  1. Постановление ФАС Московского округа от 04.08.2015 № А40-109852/2014. Налогоплательщик приобрел исключительное право на телепередачу у фирмы, которая после продажи была реорганизована. Новая организация по юрадресу отсутствует, документы по запросу ИФНС не представила. Директор фирмы-продавца арестован по обвинению в заключении фиктивных сделок. До реорганизации фирма-продавец перечисляла деньги в организацию, которая на момент проверки исключена из ЕГРЮЛ. Суд при этом установил, что реализация исключительного права не была фиктивной: документы подписаны уполномоченным лицом, передача прав состоялась, покупка оплачена и реально используется налогоплательщиком.
  2. Постановление ФАС Поволжского округа от 06.08.2015 № А55-25721/2014. Инспекция сочла, что выполнение субподрядчиком работ нереально, т. к. у него нет необходимых ресурсов (техники). Суд принял сторону налогоплательщика, поскольку ИФНС не указала, для каких именно работ такая техника была нужна. Инспекции не помогло и наличие экспертного заключения, которое делалось только по документам, представленным эксперту ИФНС, без запроса информации у налогоплательщика.
  3. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.08.2015 № А56-67658/2014. Одно физлицо является учредителем нескольких юрлиц с одинаковым видом деятельности, работающих на ЕНВД под одной и той же маркой. Проверяющие сочли это дроблением бизнеса, общая численность работников которого не позволяла применять ЕНВД. Суд установил, что юрлица были вполне самостоятельны в плане управления, имущества, персонала, счетов в банках, отчетности и обоснованно применяли спецрежим.
  4. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.09.2015 № А63-9913/2014. При проверке поставщиков налогоплательщика по цепочке обнаружены фирмы с сомнительной репутацией (отсутствие по юрадресу, отсутствие имущества и другие факты недобросовестности). При этом налогоплательщик представил для проверки все необходимые документы, оформленные должным образом, товар по ним получен, оприходован и оплачен. Суд указал, что недобросовестность контрагентов 2-го и 3-го звена не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Учитывая ситуацию, складывающуюся в отношении возможных претензий к осмотрительности и добросовестности, налогоплательщику, начинающему работать с новым контрагентом, есть смысл предпринять ряд следующих действий:

  • проверить контрагента на сайте ФНС РФ (https://egrul.nalog.ru) (письмо ФНС России от 24.07.2015 № ЕД-4-2/13005@);
  • запросить у него пакет документов, подтверждающих легитимность его существования (копии свидетельств ЕГРЮЛ, ИНН, устава) и полномочия лиц, подписывающих документы (письмо Минфина России от 10.04.2009 № 03-02-07/1-177);
  • найти информацию о нем в СМИ, интернете (реклама, сайт);
  • собрать подтверждения реальности его деятельности в виде копий сдаваемой отчетности и выписок по счетам (постановление ФАС Московского округа от 11.04.2013 № А40-69230/12-90-374).

Подобная информация принимается судами как подтверждение должной осторожности и осмотрительности налогоплательщика при выборе контрагента. Кроме того, ее с такой же целью может запросить у вас ИФНС в ходе проведения выездной налоговой проверки (письмо ФНС России от 09.10.2015 № ЕД-4-2/17621).

Узнавайте первыми о важных налоговых изменениях

Есть вопросы? Получите быстрые ответы на нашем форуме!

Источники:
Налоговые риски и необоснованная налоговая выгода
Статьи и публикации специалистов АКГ "ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ"
http://www.delprof.ru/press-center/articles/4006/
Необоснованная выгода как компании злоупотребляют налогами
Новый законопроект создаст возможности для злоупотребления со стороны налоговых органов
http://www.forbes.ru/biznes/347135-neobosnovannaya-vygoda-kak-kompanii-zloupotreblyayut-nalogami
Признание судами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды
Признание судами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды — тема, которая в последнее время становится все более актуальной. Рассмотрим, почему так происходит и как не довести дел
http://nalog-nalog.ru/otvetstvennost/nalogovaya_otvetstvennost/priznanie_sudami_polucheniya_nalogoplatelwikom_neobosnovannoj_nalogovoj_vygody/

COMMENTS